Президент Таджикистана приглашен для участия в саммите форума «Один пояс, один путь»

ДНД-23 апреля 2019

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон планирует принять участие в саммите форума «Один пояс, один путь», который состоится в Пекине 26-27 апреля. Глава республики наряду с 40 лидерами государств и правительств, посетить Китая по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина.

Проект «Один пояс – один путь» Китая может быть полезен Таджикистану только при условии, если будут учтены стратегические интересы республики, отмечают таджикские эксперты.
Таджикистан входит в число стран, которые поддерживают эту глобальную инициативу Пекина и стараются извлечь из нее максимальные выгоды. Эксперты внутри страны признают потенциал и инвестиционные возможности Китая, но считают, что успех страны от участия в проекте будет зависеть от ее способности продвигать свои стратегические задачи с использованием преимуществ Китая, иначе долговая кабала неизбежна.

Провозглашенный в 2013 году, на XVIII съезде Компартии КНР проект «Один пояс – один путь», который объединяет в себе два крупных проекта: «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) и «Морской Шелковый путь XXI века», направлен на формирование энергетических, транспортных и торговых коридоров между Китаем и регионами Центральной Азии, Европы и Ближнего Востока, а также на экономическую диверсификацию отношений Китая со странами вдоль основных маршрутов. За прошедшие годы итоги проекта оказались весьма впечатляющими. В рамках инициативы Пекина подписано 118 документов о сотрудничестве со 103 странами и международными организациями. Совокупный объем товарооборота Китая с партнерами по «Поясу и пути» составил порядка 5 триллионов долларов, для 25 стран-участниц КНР стала крупнейшим торговым партнером, а китайские инвестиции в страны вдоль “Одного пояса, одного пути” превысили 70 миллиардов долларов, со средневзвешенным ежегодным ростом в 7,2 процента.

В 2014 году Душанбе и Пекин подписали меморандум «О продвижении создания Экономического пояса Щёлокового пути» и создали соответствующую межгосударственную комиссию, которая должна была разработать план по сотрудничеству. По словам профессора кафедры Зарубежного регионоведения и внешней политики РТСУ Гузель Майтдиновой, заинтересованность Таджикистана в проекте была обусловлена поставленными руководством задачами. «Стратегическая цель Таджикистана – стать индустриально-аграрной страной к 2030 году. И для нас, на данном этапе, очень важен любой источник финансирования для реализации достижения этой цели», – говорит эксперт.

Тем не менее, профессор Майтдинова считает, что нельзя отождествлять инициативу «Одного пояса и одного пути» только с коммуникациями. «Этот проект наполнен определенным содержанием. Он предполагает политический диалог инфраструктурную связь, беспрепятственную торговлю, финансирование, и народные обмены», – отмечает Майтдинова. По ее словам, проект позволит реализовать железнодорожную инфраструктуру с территории Таджикистана через «Ваханский коридор» в Пакистан и Индию, в котором могут быть также заинтересованы другие государства. Например, Кыргызстан, Узбекистан мог бы использовать транзитный потенциал Таджикистана как альтернативу.

Эксперт также полагает, что выгодным для Таджикистана могло бы быть сотрудничество в области развития туристической инфраструктуры и электронных технологий, учитывая, наличие необходимых ресурсов в республике. Для этого, уверена Майтдинова, нужно создать отдельную программу по сопряжению национальной стратегии Таджикистана и проекта «Одного пояса и одного пути».

Еще до провозглашения инициативы «Экономического пояса Шелкового пути» взаимоотношение Китая с Таджикистаном развивались весьма интенсивно и охватывали транспортную сферу, энергетику, горнорудную отрасль, сельскохозяйственную сферу, торговлю и.т.д.

Главная особенность инвестиционного сотрудничества состояло в том, что финансы выделялись в виде кредитов под низкий процент и на долгосрочной основе в основном для инфраструктуры и сырьевого комплекса. В результате, по данным за 2018 год долг Таджикистана перед КНР составил 1,2 млрд доллара, что составило почти половину от общего объема внешнего долга. Основным кредитором с китайской стороны остается «Эскимбанк» Китая. В прошлом году около половины от общего объема иностранных инвестиций в Таджикистан также пришлось на долю этой страны.

Чрезмерная внешнеэкономическая ориентация Душанбе в сторону Пекина, часто вызывает критику независимых экспертов, которые видят в новом проекте Китая увеличение финансовой зависимости от Поднебесной. Таджикский политолог Парвиз Мулладжонов в беседе с Радио Озоди отметил, что проект «Один пояс – один путь» носит геостратегический характер, и нацелен на получение доступа к дешевым ресурсам и созданию логистической инфраструктуры для их доставки в Китай:

Мулладжонов отмечает, что для Таджикистана на данном этапе необходимым является создание промышленности, который будет способствовать занятости увеличивающегося населения, в то время как Китай, будучи страной-экспортером, не заинтересован в этом.

Увеличивающуюся задолженность Таджикистана перед КНР политолог считает угрозой в перспективе и предлагает более рационально подходить к выстраиванию отношений с Пекином.

За годы независимости взаимоотношение КНР и Таджикистана получили беспрецедентное развития. Помимо сотрудничества в указанных выше отраслей, товарооборот между странами за последние десять лет увеличился в десятки раз и по разным данным в лучшие времена составлял более миллиарда долларов.

Эмомали Рахмон похвалил Китай. Таджикистан в ожидании новых инвестиций Поднебесной
В таджикском обществе продолжают сосуществовать два взгляда на сотрудничества с Поднебесной. Одни видят в Пекине надежного соседа, который заинтересован в стабильности Таджикистана, что является главным мотивом его инвестирования и сотрудничества. Другие характеризует политику Пекина как экономическую экспансию, которая может сделать Таджикистан сырьевым придатком для Китая.