Пекин усиливает влияние на Ближний Восток , конкурируя с США и Россией

ДНД- 26 февраля 2018

Пекин превращается во всё более активного игрока на ближневосточном направлении, конкурируя за влияние на регион и с Россией, и с США. И, нужно признать, весьма успешно.

Китай экспортировал за рубеж более 30 разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов Rainbow-4. В числе покупателей значатся такие государства, как Саудовская Аравия и Ирак. «Экспорт беспилотников странам, включенным в китайскую концепцию «Один пояс – один путь», и роль, которую эти машины играют в глобальной контртеррористической деятельности, увеличивают китайские военные обмены и усиливают международное влияние Пекина», – сообщалось в докладе Китайского общества аэронавтики и астронавтики.

Концепцию «Один пояс – один путь» председатель КНР Си Цзиньпин озвучил еще в сентябре 2013 года. Эта глобальная стратегия, включающая проекты «Экономический пояс Шёлкового пути» и «Морской Шёлковый путь XXI века», предполагает создание обширной инфраструктурной сети от западных границ Китая до восточных и южных границ ЕС. Она поможет перезагрузить китайскую экономику, демонстрирующую замедление роста с 10,4% в 2010 году до 6,9% в 2017-м.

Новые транспортные коридоры позволят оптимизировать поставки, удешевить многие китайские товары, укрепят положение китайцев на европейских и азиатских рынках и дадут доступ к новым, например, в Африке. «Пояс» расширит и геополитическое влияние Пекина, так как будет охватывать большое количество стран, связывая их экономики и ресурсы – технологические, людские, финансовые, политические.

Ключевое значение для реализации этой амбициозной концепции имеет Ближний Восток. Его географическое положение превращает регион в важный транзитный пункт на пути между Азией и Европой.
Осуществление задуманной цели потребует от Китая больших экономических и энергетических ресурсов. И снова дороги ведут на Ближний Восток – энергетика была и остается одним из важнейших факторов, формирующих внешнюю политику Пекина.

С учетом этого неудивительно, что КНР является одним из важнейших экономических и торговых партнеров стран ближневосточного региона. Пекин вложил многомиллиардные инвестиции в Иран, Ирак и Аравийские монархии и в перспективе рассчитывает значительно повысить уровень взаимодействия с ними путем создания зоны свободной торговли со странами – членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Не обделяют своим вниманием китайцы и Палестину. В январе 2016 года Си Цзиньпин объявил о предоставлении ей помощи в размере 50 миллионов юаней (по нынешнему курсу это около 8 млн долларов). В то же время Китай активно развивает отношения с Израилем.

Таким образом, Пекину удается балансировать в сложной системе политических связей Ближнего Востока, поддерживая одинаково теплые отношения с теми странами и народами, которые друг друга терпеть не могут. Одним из преимуществ Китая в этом смысле является отсутствие у него религиозного, колониального и исторического багажа, который оказывает влияние на другие государства. Китайцы демонстрируют отсутствие предпочтений между евреями и арабами, суннитами и шиитами, взаимодействуя со всеми «на основе взаимного уважения и взаимной выгоды» и придерживаясь политики невмешательства. Это в корне отлично от той милитаристской политики, к которой привык ближневосточный регион.

Главный вопрос в этой связи – как долго Китаю удастся удерживать равновесие, не склоняясь в ту или иную сторону? Даже незначительное влияние на какой-нибудь аспект региональной системы Ближнего Востока может спровоцировать цепную реакцию и «подлить бензина» в тлеющий костер трудноразрешимых конфликтов.

Параллельно Китай стремится расширять культурные и образовательные обмены, в частности, предлагая обучать технических экспертов из стран – членов концепции «Пояса». Эта стратегия будет способствовать устранению дополнительных источников нестабильности. Война войной, а прагматичный бизнес никто не отменял. На этом и стоит Китай.